[float=right]http://xfirst.rolbb.ru/img/avatars/0013/a3/13/9-1394713684.png[/float]


Ⅰ. АНКЕТНЫЕ ДАННЫЕ:

■ Артемис Новак, Арт, Кукловод.
■ Мутант, уровень «Бета».
■ Официально окончил 5 классов средней общеобразовательной школы, сейчас не учится, безработный, в организациях не состоит.
■ Дата рождения: 31.01.1947 года, 15 лет.
■ Место рождения: Балтимор, Мэриленд, США.
■ Гражданин Соединённых Штатов Америки.
■ Родственники: Алеш Новак (отец), Грета Новак (в девичестве Куберт – мать), Игнас Куберт (дядя). Отец являлся видным учёным в области химии, возглавлял фармакологическую лабораторию при госпитале Джона Хопкинса. Сейчас является пациентом этого самого госпиталя. Мать домохозяйка. Дядюшка Игнас официально – ветеран войны, безработный, неофициально – вор, наркоман и мутант.
■ Все учёные степени ждут, когда же наконец Арт окончит школу, чтобы посыпаться на него, как из рога изобилия.
■ Ни денег, ни какого-либо имущества, хоть сколь-нибудь недвижимого, в собственности не имеет.


Ⅱ. ФИЗИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ:

■ Рост: 5 футов 6 дюймов (1,71 м).
■ Вес: 105 фунтов (48 кг).
■ Астеник.
■ Брюнет, серо-голубые глаза.
■ Белый. Чех.
■ Ослабленный иммунитет, миопия, мигрени, бронхиальная астма, эпилепсия. Остальные диагнозы пока не вскрылись.


Ⅲ. ВНЕШНОСТЬ, ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ:

Высокий, тощий и нескладный парнишка, на котором любая одежда висит, как на вешалке. Временами комплексует из-за собственной тщедушности и кутается, словно капуста, во всё, что с длинными рукавами и широкими штанинами, невзирая на жаркую погоду.
Выглядит младше сверстников. Только рост и уже прошедший «ломку» довольно низкий голос выдают истинный возраст Арта. При первом общении никто не воспринимает паренька всерьёз – слишком наивный взгляд, детское лицо, еле заметные веснушки. Однако, получив возможность высказаться, Новак с неотвратимой лёгкостью развеет первое заблуждение впечатление собеседника.
Перманентно сутулится, попросту не умеет держать спину прямо. Если обратить внимание на походку, то можно заметить, что мальчик практически не распрямляет ноги, при ходьбе не отрывает ступни от земли полностью, из-за чего легко вычисляем по фирменному шарканью.
Внутреннее стремление быть незаметным прослеживается в том, как Артемис держится, жестикулирует. Очень сдержан в обществе незнакомцев или же людей, которым Новак не доверяет. Совершенно не умеет скрывать своё недовольство или раздражённость. Впрочем, с его детской физиономией подобные эмоции взрослыми редко воспринимаются всерьёз, что неизменно играет на руку Арту.
Плохое зрение заставило Новака присягнуть на верность очкам. Без окуляров в массивной оправе чувствует себя неуютно – на психологическом уровне они идентифицируются юношей как защитный атрибут, кроме того, для Артемиса крайне важно видеть окружающую обстановку.
К особым приметам можно отнести разве что шрам на шее, оставшийся от ожога электрошокером, которым парнишку одарили в лечебнице.


Ⅳ. НАВЫКИ И СПОСОБНОСТИ:

■ Телепатия. Арт умеет «читать мысли» на расстоянии 13 миль, подменять воспоминания, путём установки в мозгу объекта ментальных блоков фактически может управлять им. В случае Артемиса простое считывание информации с окружающих отзывается головной болью, работа с воспоминаниями ухудшает состояние до носовых кровотечений, процесс же установки ментальных блоков способен вывести мальчика из строя на несколько дней. Вместе с тем, как бы трудно не приходилось в физическом плане, Новак научился довольно чисто и качественно работать с чужими мозгами. Может защищать собственное сознание от нежелательного вторжения, однако более сильный телепат пробьёт эту защиту.
■ Не держал в руках огнестрельное оружие, однако навострился ловко орудовать трофейным балисонгом.
■ Физическая подготовка на уровне инвалидности. Никогда не умел ни драться, ни убегать.
■ Быстро усваивает информацию. Много читает и все знания, почерпнутые из книг, находят место в идеально катологизированной картотеке разума. Теоретически подкован всесторонне.


Ⅴ. БИОГРАФИЯ И ХАРАКТЕРИСТИКА:

Артемису приходилось сражаться за жизнь даже в то незамутнённое время, когда он находился в утробе матери. Ген «Фактор Икс», носителем которого являлась, сама того не зная, Грета Новак, избрал зародившуюся в ней жизнь для своей дальнейшей эволюции. Организм же Артемиса изначально оказался слишком слаб для такого испытания. В результате, едва появившись на свет спустя двадцать шесть недель беременности, мальчик чуть не погиб, не сумев самостоятельно сделать первый вдох. И всё же, Артемис выжил. Его верной спутницей стала первая из сонма недугов, с которыми ребёнку ещё предстояло познакомиться, - астма.
В дальнейшем жизнь Арта выстраивалась по сценарию насквозь больного жизнью человека. Физическая слабость, регулярные приступы, одиночество. В свои четыре Артемис совсем не общался со сверстниками. Рано научившись читать, мальчик убегал в мир книг, где чувствовал себя комфортно, где забывал о недугах. К слову, в столь юном возрасте мальчика донимали мигрени. Несмолкающий гул в голове не позволял нормально спать, иногда бессонница длилась неделю, и лишь истащившись, нервная система позволяла мальчику забыться вязким сном.
Отец, пропадая в лабораториях госпиталя, неустанно искал способ сделать жизнь своего единственного ребёнка нормальной. Изобретал всё новые препараты, испытывал их на сыне и вновь возвращался к исследованиям, неудовлетворённый результатом.
Артемису было восемь, он сидел на уроке естествознания в школе, когда ген решил проявиться. Мальчика захлестнуло какофонией множества голосов, одновременно зазвучавших у него в голове. Со слов учительницы - мисс Грегсон мальчик с жуткими криками упал на пол, сжимая руками голову, из носа текла кровь, он продолжал кричать и метаться, пока не отключился, порядком напугав одноклассников. Тогда же у младшего Новака диагностировали первый полноценный эпилептический припадок. Дома Арта ждала заботливо подготовленная капельница и пакеты с какими-то растворами, приготовленными по рецептам самого мистера Новака. Успокоительные притупляли внезапно открывшиеся способности, о которых мальчик, конечно же, ничего никому не сказал. Голоса, звучавшие в голове, становились тише. За две недели больничного Арт научился «не слышать» и смог вернуться в школу.
Он не был изгоем, скорее одиночкой, нисколько не тяготившимся подобным положением дел. Так и не став частью весёлой, полной приключений школьной жизни, Новак тем не менее вёл практически нормальное существование. Потихоньку свыкался с тем, что он отличается от остальных, учился контролировать свои способности, изучал их и даже вёл вполне профессиональные дневники наблюдений. Всё было хорошо до тех пор, пока гормональный всплеск взрослеющего организма не вывел способности Артемиса на новый уровень. Теперь он мог не только считывать информацию, но и внедрять собственные мысли в чужой разум. Мальчишке было двенадцать, когда любящие родители поняли, что их ребёнок – мутант. Алеш предложил своему сыну V.I.P.-палату в психиатрическом отделении госпиталя имени Джона Хопкинса, не интересуясь мнением самого Артемиса.
Телепат, как оказалось, был лакомым кусочком для светил медицинской науки. Они заворачивали Арта в провода, подключали датчики и фиксировали приборами каждый вдох и выдох. Подобная жизнь подопытной крысы могла свести с ума кого угодно. С момента заключения Артемиса в госпитале, мать ни разу не пришла навестить его. Зато отец был частым гостем в одиночной палате, превращено в некое дизайнерское соединение пыточной камеры, больничной палаты и сверхсовременной наблюдательной базы Пентагона. Теперь целью Алеша было излечить сына от мутации. Не то чтобы Арт цеплялся за приносящие ему столько физических страданий способности, но в результате «лечения» становилось только хуже. Позитивное влияние гена было нейтрализовано сыворотками, что плачевно сказалось на и без того слабом иммунитете. В итоге парнишка оказался перед довольно простым выбором – сдохнуть подопытной крысой или побороться за свою жизнь. Как и всегда, Артемис не мог не попытаться.
Подготовка к побегу заняла много времени и отняла много сил, но в итоге у Арта сложился вполне чёткий план и оказалось достаточно информации, чтобы воплотить его в жизнь. Поскольку больше всего на протяжении трёхлетнего заключения в госпитале Артемис общался с отцом, именно с его помощью он собирался сбежать. Установка блоков в разуме Алеша была первым опытом подобной ювелирной работы и, как водится, первый блин вышел комом. Нет, мистер Новак сделал всё, что от него требовалось, вот только из-за постороннего вмешательство, что-то в его разуме сломалось. Так Артемис выбрался на свободу, оставив Джону Хопкинсу в качестве сувенира другого Новака.
После побега Арт смог добраться до ближайшей фермы, на юг от госпиталя, там он влез в старый, раздолбанный сарай и отключился. Сколько пробыл без сознания, сам парнишка не мог определить. Радовало, что за это время его не обнаружили, а, может, и вовсе сбились со следа. Не представляя, куда идти дальше, Артемис всё же решился на опрометчивую глупость – отправился домой. Вполне ожидаемо мать не обрадовалась сыну, её страх был почти осязаем. Вычищая из её воспоминаний эти мгновения, в сознании Греты паренёк увидел чёткий образ мужчины, при внимательном запоминании которого в голове тут же всплыло имя.
Новак несколько дней следил за домом, который нашёл благодаря жёлтым страницам. Непрезентабельный район, само жилище явно нуждалось в ремонте. Однако в доме жил тот самый тип, что так ярко засел в памяти матери. Тот тип, который носил ту же фамилию, что и Грета до замужества.
Наркоман. Неухоженный, одетый в старое, мятое тряпьё, Игнас Куберт был последним шансом Артемиса в кротчайшие сроки найти защиту и кров.
Поднявшись по скприпучим ступеням, Арт постучал. Дверь распахнулась под недовольный рык хозяина дома.
— Здравствуйте, я ваш любимый племянник, — Новак улыбнулся и, шагнув через порог, начал бережно рисовать в мозгу Игнаса вязь новых воспоминаний, запретов и первоочередных задач.

Интроверт, одиночка. Не общителен, социальные контакты его изматывают. Предпочитает молчание разговорам. Сосредоточенный, ответственный, любит ставить перед собой задачи и справляться с ними. Прагматик, реалист. Не жесток, не испытывает ненависти к людям, мутантам или же тараканам, был бы одинаково счастлив, если бы ни с кем из них не приходилось пересекаться. При этом вряд ли откажет в помощи, если кому-либо придёт в голову к нему обратиться.


Ⅵ. ЛИЧНАЯ ЗАПИСЬ

Не может быть ничего хорошего в такой способности, как моя. Хирургическое вскрытие гораздо честнее вмешательства в разум. Я мог бы себя ненавидеть за то, что каждый человек для меня – открытая книга, но не чувствую в этом своей вины. В конце концов, у кого-то бородавка на носу, кто-то любит убивать, а я всего лишь читаю мысли.
Когда уходил из госпиталя, оставив позади напрочь забывшую меня охрану, я уже знал, что натворил. Знал, что допустил ошибку, из-за которой отец больше никогда не будет собой, а мать останется совершенно одна. Даже сам себе до сих пор не могу ответить, сознательно я это сделал или, в самом деле, случайно порвал главную струну. Впрочем, и тогда я не испытал чувства вины. Каждый из нас делал то, что считал правильным, а значит, был готов к любому исходу в случае поражения.
Давно я не выходил на свежий воздух. Когда вокруг нет давящих стен, мир кажется больше, границы расплываются и наступает покой. Пригород мне всегда нравился отсутствием больших скоплений людей. Поля, поля, временами со своих кривоватых постаментов приветливо машут пугала и ни одного живого человека.
В очередной раз споткнувшись, я упал и понял, что у меня не хватит сил на то, чтобы подняться. Тёплый ветер колыхал рожь, слабые прикосновения которой я ощущал открытыми ладонями. В сером, тяжёлом от туч небе кружили вороны. Я не слышал хлопанья крыльев, не слышал гула редких машин, проносящихся по шоссе неподалёку. Волшебная тишина окутала всего меня, и на мгновение в сознании вспыхнуло бледным неоном: «я счастлив».
Лежал и наблюдал за хаотичным полётом птиц, ни о чём не думая, не злясь, не страдая, понимая, что это мгновение – самое правильное, что случилось со мной за всю жизнь. Теперь же пора подниматься, идти вперёд, искать убежище, попадать в неприятности и причинять зло тем, кто этого совсем не заслужил.