Дети Атома

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дети Атома » Новый рубеж » 20.05.1962, Портсмут, США. Миссия невыполнима


20.05.1962, Портсмут, США. Миссия невыполнима

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Описание эпизода: Эрик идёт по следу очередного мутанта, не подозревая, что его самого преследует любопытная сестра Чарльза.

Время: 20 мая 1962 г., четыре утра.
Место: начальная локация — Католическая церковь Святого Павла; далее везде.
Участники: Рэйвен Даркхольм, Эрик Леншерр, NPC.

0

2

Портсмунт казался типичным портовым городишкой. Сонным, ленивым захолустьем. Хотя впечатление это на поверку могло оказаться ошибочным. Самая большая и старая военно-морская верфь в Штатах обеспечивала округу процветание, Атлантическое побережье манило туристов. Вечно влажный воздух, чистые, аккуратные улицы. Много зелени. Маленький бюджетный рай, но мутант не горел желанием задержаться здесь хотя бы на секунду дольше положенного. Может быть, всё дело заключалось в том, что Эрик приехал сюда поздно ночью. Дорога от Ричмонда заняла несколько часов. Утомлённый долгой ездой, мужчина готов был возненавидеть и город, и его обитателей, и весь белый свет, после того, как смежив на долю секунду усталые веки, чуть не вылетел в кювет.

А ещё ему, хоть и трудно в этом признаться, было немного одиноко. Чарльз в последнее время себя не щадил, и это не замедлило сказаться на его самочувствии. Так утверждал этот умник Маккой. Работа с «Церебро» даже от такого одарённого телепата требовала большой затраты усилий и существенных рисков. Хэнк настаивал на короткой передышке; Леншерр его поддержал. Вооружившись необходимой информацией, он отправился на свидание с очередным рекрутом сам. В списке мест, где чаще всего бывал разыскиваемый им мутант, значилась церковь Святого Павла. Она была ближе всех, и Леншерр решил для успокоения совести наведаться туда по пути в мотель. Если не обнаружит того, что искал, продолжит поиски днём.

Когда он припарковался напротив церкви, наручные часы показывали уже без четверти четыре. Далеко над лабиринтами улиц занималась робкая заря. Накрапывал дождь. Мужчина, позёвывая, выбрался из автомобиля. Вокруг не было ни души; только случайный прохожий, попав в свет фар, замер на месте, рассеянно заморгав, прежде чем снова продолжить путь. Эрик не поверил своей удаче — лицо было знакомым: его клиент.

— Хэй, парень, — негромко окликнул Леншерр юнца. Тот, казалось, не расслышал, но засеменил быстрее, мелкой нервной трусцой, как вспугнутая охотником лисица. Свернув за угол, беглец неожиданно исчез из поля зрения мутанта. Преследователь прибавил шаг; вылетев из-за здания, он успел заметить, как его «добыча» скрылась в церкви.

Леншерр тихо выругался сквозь зубы. Всё-таки работать без Ксавьера было дьявольски сложно. Эрик даже испытал на секунду жгучую зависть. Чего б ему стоило забраться в черепную коробку этого засранца и заставить его сделать то, что нужно Леншерру, обладай он хотя бы десятой долей способностей Ксавьера. Но Эрик не мог действовать так тонко, даже захоти этого. Он привык использовать в качестве убеждения только силу. На сей раз, правда, придётся держать себя в узде — иначе, чего доброго, спугнёт эту пташку.

«Птаха». Так его звали свои. Наркоторговец, мелкий уличный барыга. Впаривал свою дурь шалавам и малолетним преступникам. Обычная шваль, мусор; но Чарльз уверял, что сопляк не так уж плох — просто ему не повезло. «Не повезло», вы подумайте. Эрик усмехнулся, подняв выше воротник куртки, и вбежал по ступеням лестницы. Ему ли не знать, что такое по-настоящему «не повезло». И что грязь, которая прикипает к душе, нельзя так просто отмыть.

В церкви было темно, плывя в мягком оранжевом мерцании, горели свечи. Длинные ряды скамеек абсолютно пусты. Тоскливая тишина, нарушаемая только шёпотом молитвы: Пташка стоял на коленях перед алтарём, низко склонив голову к груди, и бубнил себе под нос «Отче наш». Изредка свистящее дыхание прерывалось, вздрагивали худые плечи, будто молящийся пытался удержать в груди рвавшиеся наружу рыдания. Эрику сделалось не по себе. Религиозным он не был. Перестал после смерти матери. И тех, кто верил истово, недолюбливал, как и всяких фанатиков.

«Может, он просто псих, — думал Леншерр, пробираясь по узкому проходу между рядами скамеек и стараясь ступать как можно тише, чтобы не привлечь к себе внимание раньше времени, — чёртов маленький сумасшедший», — последнее не казалось таким уж нелепым. Природа всегда требовала оплаты за то, что давала. Не всем мутантам удавалось справиться с тем, чем щедро одарила их эволюция, и двинуться рассудком, не сумев приспособиться к жизни среди нормальных людей, было проще простого.

+1

3

Тот, кто рос один, без материнской заботы и шумной кучи друзей, прекрасно знает, что под собой подразумевает понятие "скука". Рейвен с тоской смотрела на то, как Чарльз и Эрик делают все одни. На вопрос, кто им сказал -  что они все умеют, ответа не было. Старшие, по какой-то неведомой причине, решили назначить себя во всем этом главными и, как следствие, всех, кто под ними, оберегать и огораживать. А так как "под ними" пока было очень мало выше обозначенных синих голов, отыгрывались в основном на Рей.
Однако судьба бывает благосклонна к тем, кто умеет выжидать. Наконец-то случилось то, о чем давно говорил Маккой -  Чарльз сдулся. И это был шанс. Ее, конечно, никто не спрашивал, но, по мнению Даркхольм, они оба были фиговыми дипломатами. Один совсем себя защищать не умеет, но телепат и поэтому самоуверен, а второй всегда все берет исключительно грубой силой и показушничеством.
В тот вечер к брату она не заходила. Не хватало еще, чтобы план провалился, не начав исполняться. Узнать у Хэнка имя следующей жертвы было проще простого. Забраться в машину Леншерра тоже, кстати.
Вот, правда, ехать с ним было не очень комфортно и совсем не безопасно.
"А повторить? Я таких оборотов еще не знала."
Доехав живой, слава богу, до Портсмунта, Рейвен была изрядно разочарована, особенно, когда увидела за кем она столько, бедняжка, натерпелась.
По мнению блондинки, которая до сих пор металась между двумя огнями: принять сторону брата и действительно не вылезать из своего дна, и сторону Леншерр -  заявить о себе; охотиться мутантам в ночи на мутантов -  было дико. Ведь можно было бы спокойно, днем, не пугая. Но нет.
- Ну замечательно. - Смотря как "жертва" и Эрик скрываются в церкви.
В голову закралась гадкая мысль отсидеться в машине и так же тихо уехать обратно, но в груди что-то кольнуло, неприятное. И именно эти неприятные ощущения толкнули ее пойти вслед за ними.
Церкви Рейвен не любила. Особенно вот такие вот, намоленные, дикие по своей природе. Объект был недвижим и не замечал, или не хотел замечать Эрика. Но вот Рей...
Девушка не могла удержаться от дешевой театрализации. Да и кто бы удержался?
"Как будем брать? Покажи мне класс, Леншерр."
Она держалась на  достаточном расстоянии, чтобы не попасться на глаза мужчине и Птахе. А что может быть безопаснее балкона второго этажа? Если все будет хорошо, можно будет потом похлопать "своего" по плечу, сказать что он крут и под ругань уехать домой. А если не очень, то она вполне сможет помочь. Ведь сможет?
Девушка тихо переступала на носках, стараясь не издавать лишних звуков. Однако это ее и погубило. Рейвен не заметила кадило, оставленное кем-то на перилах. Одно неверное движение и под сводами церкви загремел металлический звон. Кадило рухнуло ровно перед носом у еврея. Даркхольм же мгновенно пожалела, что не может становиться предметами. Из нее бы сейчас вышла замечательная статуя.

Отредактировано Рэйвен Даркхольм (2014-04-02 10:22:56)

+1

4

Эрик едва не подпрыгнул на месте. Кадило покатилось по полу. Мутант уставился на него, оторопев от неожиданности. Пташка резко обернулся и завалился на бок, отползая к алтарю. Вид у него был такой, как будто он Бугимэна увидал.

— В-вы кто? — глядя во все глаза на незнакомца, спросил он, нервно облизнув пересохшие губы.
Леншерр не ответил. Он уже смотрел наверх, высоко задрав голову, и вид у него при этом был не лучше, чем у Пташки. Правда, стой на этом балконе Шоу в полном нацистском облачении, или призрак погибшей матушки, Эрик бы меньше удивился. От тихони Рэй трудно было ожидать подобной выходки. Интересно, каким образом она вообще здесь оказалась. Не на заднем сиденье машины же приехала?
— Красавица... — мутант ухмыльнулся, представив, какой разнос устроит Ксавьер непутёвой сестрёнке, когда они вернутся.
— Кто вы? Что вам нужно? — повторил Птаха настойчивей и громче, хотя голос его, дрожавший от волнения, напоминал блеянье ягнёнка. Сунув руку за пазуху, он вынул отуда пистолет и направил дуло на Леншерра.
Тот невольно сделал шаг назад.
— Воу. Тихо, приятель. Шшш, — натянуто улыбнулся мужчина и поднял руки, показывая, что, в отличие от излишне щепетильного собеседника, безоружен. — Всё хорошо. Я твой друг.

Эрик сам был готов вознести взгляд к потолку церкви, чтобы со всем еврейским смирением произнести покаянную молитву. «Я твой друг». Ничего глупее в такой ситуации он сказать не мог. И как это у Чарльза получается находить ко всем подход? Хотя, чему тут удивляться. Он же телепат. Что до Леншерра, тот умел произвести впечатление парой эффектных трюков или вправить мозги особо ретивому оппоненту, но на большее его терпения не хватало. Работать с людьми — это явно не его. У Эрика было чутьё хищника, он отменно играл на чужих слабостях. Но ему надо было завоевать доверие этого маленького психопата, а не запугать его.

И тут Птаха, наконец, заметил Рэй. Нервы у пацана сдали: он вскинул пистолет и выстрелил, целясь в фигуру на балконе. У Леншерра сердце ухнуло куда-то в желудок. Он ничего не успел сообразить, действуя почти рефлекторно — вытянул руку и скорее почувствовал, чем увидел, как пуля рикошетом отлетает в сторону и вгрызается в статую Иисуса над алтарём, отколов от неё небольшой кусок. Пол засыпало серой крошкой. Эрик выдохнул и опустил руку. Кончики пальцев едва заметно дрожали. Не хотелось думать, что было бы, если б он не успел.

«Ну твою мать», — разъярился мутант, переводя взгляд с парня на девушку и обратно. — «Всё из-за тебя. Глупая девчонка», — теперь у Пташки появится более веский повод думать, что его новый знакомый явился сюда вовсе не за тем, чтобы разделить с ним служение Господу.

+1

5

"Красавица? Судя по его взгляду он уже в красках рассказывает Чарльзу о ее похождениях. Буквально под грифом "Она провалила мне операцию"."
Рей успела мило улыбнуться, глядя сверху вниз на мутанта, как очухалась причина их приезда. Блондинка не то, чтобы успела сообразить, что происходит, но кажется, визг, последовавший после выстрела перекрывал крики Баньши. Рейвен только и успела что присесть, прикрывая голову руками, только после этого соображая, что пуля, мягко говоря, не долетела. Говорят, перед смертью перед глазами проноситься вся жизнь и все совершенные ошибки. Не правда. За короткий миг полета пули Рейвен судорожно вспомнила куда дела потерянные полгода назад сережки и что у Чарльза в последнем трактате 247 страниц. Она еще ни разу так не пугалась. Пожалуй, только в детстве, когда встретилась с Ксавьером на кухне его особняка. Леншерр действительно спас ей жизнь.
"Может быть я и правда зря поехала? Глупо вышло. Надо исправлять. Пробовать."
"Я тебе потом спасибо скажу. Если вспомню." Ксавьер никогда не позволял ей ничего делать. там где опасно -  сидит дома, так где интересно-  сиди дома, там где что-то еще -  спрячься за моей спиной. Сейчас последний пункт казался очень даже соблазнительным, кстати.
- Не стреляй! Мы такие же как и ты! - Как же ей не хотелось опять синеть. Особенно при Эрике. - Давай я спущусь, и мы спокойно поговорим? - Она очень даже осознанно обращалась сразу к обоим внизу. От Леншерра Мистик тоже ждала подвоха, вон как желваки заходили, знаем мы этот взгляд.
Девушку нервировало то, что она не знала, какими способностями обладает их новый "друг". Пользуясь тем, что никто не стреляет, Даркхольм быстро преодолела лестничный пролет, выходя в трех метрах от Птахи.
- Я - Рейвен. Это - Эрик. Он только с виду псих, на деле - милый парень. - Девушка выставила руки вперед, так как пистолет до сих пор у мутанта, и его неоднозначную реакцию, в нынешней ситуации не смог бы смягчить даже дар Эрика. Но лучше в нее: не вовремя вспомнилось, что Хэнк говорил, что у нее регенерация выше человеческой. Выживет. Главное, чтобы не в голову.
- Смотри, я покажу. - Секунда и перед мутантом стоит его же копия. Как показала практика с правительством -  самый лучший способ шокировать человека.
Рей замерла, не шевелясь, но уже подыскивая себе удобное место между лавками, куда было бы удобнее падать.
Дипломат, впрочем, из нее вышел, еще хуже Леншерра, судя по панике, возникшей в глазах найденного мутанта. Нет, на курок он пока не жал, но что-то в его голове происходило не хорошее.

+2

6

«Сама дура неумная», — помрачнев пуще грозовой тучи, подумал Леншерр. И ещё кое-что нецензурное.

Он бы охотно высказал вслух всё, что думает и о несносной синекожей пигалице, и о её неудачном дебюте в роли бабы-Пинкертона, от души бы высказал, не стесняясь в выражениях, — видит бог, Эрик умел быть галантным кавалером, но предпочитал делать это в обстановке более интимной; в ситуациях же, подобной этой, мутант охотно раздавал тумаки, невзирая на гендерные различия, — однако уста его, как пишут в библейских текстах, сейчас хранили печать молчания. И отнюдь не потому, что «милый парень» решил вдруг для разнообразия действительно побыть чуточку милым и не оскорблять грубой мужицкой бранью слух прекрасной дамы. Просто Рэй осталась последовательной до конца: вместо того, чтобы усвоить урок и больше не лезть под руку, она полезла под пули — и всё ради того, чтобы удивить немногочисленную публику очередной эффектной выходкой. Но на этот раз удача им улыбнулась: фокус в самом деле удался. Пташка будто лишился дара речи, замерев на месте, как парализованный.

Сходство было потрясающим. Эрик не смог сдержать удовлетворённой ухмылки. Взгляд, брошенный в сторону девушки, скрывавшейся под личиной наркодилера, длился едва ли больше пары секунд, но в первые в нём промелькнуло если не уважение, то, по крайней мере, неподдельный интерес. До сегодняшнего дня Леншерру в голову не приходило воспринимать Мистик всерьёз. Для него она была ребёнком. Наивным, пугливым, вечно прячущимся за брюки старшего брата неуверенным подростком. В лучшем случае, Эрик старался не замечать её существования, в худшем — делал всё, чтобы та не путалась у него под ногами, как и остальной молодняк. Теперь он готов был изменить своё мнение. Надо отдать девчушке должное — умения импровизировать ей не занимать. Равно как и отчаянной храбрости. Хотя Ксавьер бы назвал это глупостью. Или горячностью, импульсивностью, несознательностью — в общем, профессор «Я-знаю-всё-на-свете» сумел бы подобрать уйму более политкорректных эпитетов, которые он использовал всякий раз, когда выговаривал своему нетерпеливому товарищу за очередную эксцентричную выходку. Поводов оттачивать ораторское мастерство у него, признаться, хватало. Впервые ощутив, какого это — иметь в напарниках передвижную пороховую бочку с зажжённым фитилём вместо мозгов, которого невозможно контролировать и от которого не знаешь, чего ждать, Леншерр даже на мгновение испытал смутное чувство стыда.

— Так вы не от них? — округлившиеся от страха глаза Птахи сверкали в полумраке церкви как две пятицентовые монеты.
Эрик обменялся с девушкой вопросительным взглядом. Спрашивать на всякий случай не стал. Кивнул медленно, не сводя глаз с пистолета, нацеленного прямо в его высокий арийский лоб.
— Нет. Мы не от них, — оставив попытки изобразить показушное дружелюбие, произнёс он спокойным, ровным тоном с видом человека, знающего, что говорит. Ему казалось, это должно сработать. — Брось. Не дури.
Мужчина протянул руку открытой ладонью кверху, предлагая отдать ему оружие. Казалось, парень поддался уловке. Пушку он опустил. Всхлипнул коротко. Но стоило мутанту приблизиться и забрать из его дрожавших пальцев опасную игрушку, тот резко вскинул голову, скрипнул зубами и с силой толкнул Леншерра в грудь растопыренной ладонью.
— Я вам не верю! — хрипло выкрикнул он с яростью затравленного животного, загнанного в угол ловким охотником, потом вскочил на ноги и... растворился в воздухе. Буквально. Сначала исчезла голова, оставив болтаться в пространстве одно туловище; вслед за ними пропали торс и конечности — как будто кто-то просто стирал его по частям, как карандашный набросок с листа бумаги — пока, наконец, вместо Пташки не осталось абсолютное ничто. Эрик, кинувшись обратно, предпринял попытку задержать беглеца, но тщетно: пальцы хватали одну пустоту. Звук быстро удалявшихся шагов многократно множившимся эхом ударялся о стены, не позволяя различить, в какой стороне находится его источник. А мгновение спустя всё стихло.

— Поздравляю, подруга, — Эрик опустился на место, где раньше сидел Птаха, со вздохом прислонившись спиной к холодному, пористому камню алтаря, — мы только что потеряли человека-невидимку. — Леншерр очень живо представил себе лицо Чарльза, когда они оба вернуться к нему с пустыми руками. Ну как — с пустыми. Конкретно в руке Эрика будет болтаться пойманная за шкирку Рэйвен. Леншерр уже предвкушал со свойственным ему человеколюбием зрелище показательной порки, которую старший брат учинит возлюбленной сестре. Приятно осознавать, что в кои-то веки участь выслушивать нудные нотации Ксавьера выпадет не ему одному. Мысль об этом грела. В остальном ситуация была хуже не придумаешь.

+1

7

- Что, и это все? - О, нет-нет-нет! Она ровно пять секунд и полминуты отчаянного монолога Леншерра старалась сдержать разочарование, рвущееся из груди. Она ожидала чего угодно: прыжка в пространстве, ядовитых шипов из рук, обращения, каменения, хотя бы воплей или стреляния глазами. Но нет! Ее жестоко нае...обманули!
Девушка в образе парня повернулась к Эрику и скрестила руки на груди, не собираясь менять пока внешности.
- Из "них" это надо полагать, что его кто-то еще за что-то ищет? Так может быть это хорошо, что он с нами не пойдет? Способности у него.. ну.. честно говоря... - Рейвен всегда очень ценила мутантов, в те моменты, когда их и себя не ненавидела. И вот сейчас ей было бы трудно объяснить взрослому злому дяде, что она не видит пользы от исчезающего по частям мальчика. Зачем иметь шпиона, если у них есть Чарльз?
Чарльз...
Имя отдалось грохотом в ушах и предательски задрожавшим животом. Оооо, какую взбучку он ей устроит. То, что он обычно устраивал Леншерру и что пересказывал с час потом названной сестре -  кажется, будет цветочками. Даркхольм неосознанно подняла взгляд на статую Христа, которую они осквернили и мысленно выдохнула.
"Господи, но ведь любопытство поркой не карается, ведь так?"
Ей, конечно, не так часто доставалось, но она была уверена, что Эрик выставит все так, словно это она развязывала сейчас ядерную войну. А так как брат его ценит, пиши пропала.
Мысли заработали быстрее. Ну, еще бы, когда задница горит, почему бы мозгам не пошевелиться?
- Можем, конечно, его попробовать догнать. У него куртка с железом и ремень с металлической пряжкой. Ты ведь представляя их, смог бы поймать на расстоянии?
Смог бы, если бы захотел. Вопрос в том, захочет или будет строить из себя главного и умного.
- Или можем подождать тут "их". Пока я в таком виде. Узнаем кто они и что "им" нужно. Может быть, эти некие нам неизвестные константы знают других мутантов?
"Правильно, Рейвен. Одного упустила, давай пробовать ловить других на живца. Мутанты, они же все клюют на синекожих девушек."
Даркхольм посмотрела на Леншерра и пару раз хлопнула ресницами. Обычно срабатывало.
- Ну не смотри ты так! Да, я виновата, что полезла, но знаешь, как это невыносимо все время у вас за спиной торчать! - На жалость давить не помогло, умной быть тоже, значит что? Правильно -  нападаем.
- Я правда помочь хотела.
Если бы на месте мужчины был Ксавьер, то объясняться было бы легче. Еще со своих восьми лет, Рей не извинялась. Никогда. Не перед кем. Чтобы не происходило. В очень редких случаях девушка признавала открыто свою вину и еще реже показывала раскаяние. Не потому что считала себя правой, потому что считала себя априори виноватой во всем. Поэтому каждое совершенное действие, приводившее к провалу, или каждая ошибка, просто усиливали это не проходящее чувство вины, подпитываемое чувством неудовлетворенности собой.
- Что скажешь? - Она опустила руки. - Что будем делать?

Отредактировано Рэйвен Даркхольм (2014-04-13 18:06:38)

+1

8

Забавно было видеть перед собой лицо Пташки, слышать его голос, но различать в нём такие знакомые интонации Рэйвен. Интонации молящего о прощении ребёнка, испугавшегося заслуженного наказания за то, что ослушался старших. Эрик смотрел на девушку почти с сочувствием. Он не знал всей подоплёки отношений Ксавьера с его названной сестрой; но отчего-то охотно готов был поверить, что именно Чарльз и никто другой повинен в том, что его подопечная остерегается даже собственной тени. Леншерр знал, какие мысли терзают её душу, когда она смотрит на себя в зеркало. Ущербный. Неполноценный. Вынужденный всегда прятаться, таиться, скрываться — сыну четы Эйзенхард, павших жертвами фашистского режима, не надо было рассказывать, что это значит. Мутант, задумавшись, невольно коснулся пальцами предплечья, в том месте, где были запечатлены позорные цифры, оставленные нацистами. Клеймо, скрытое под рукавом куртки, казалось, жгло кожу раскалённым металлом.

Леншерр неопределённо пожал плечами, отвёл взгляд.
— Не нравится мне этот парень. И от «друзей» его тоже добра ждать не стоит, — мужчина криво усмехнулся в темноту. — Он же обычная «шестёрка». Уличный барыга. Догадываешься, с какой публикой он якшается? Шлюхи, сутенёры, воры, аферисты. Вряд ли «Клуб» или кто-то ещё вроде них заинтересовался бы таким отребьем.
Был бы здесь Ксавьер, он наверняка пожалел, что его товарищ так несдержан на язык. Но Эрик не хотел темнить и играть в загадки. Он говорил с Рэй на равных. Она его товарищ и союзник. Пусть знает, что он не станет её обманывать, прикрываясь мнимой заботой якобы о её же собственном благе, как делал это её брат.

Мутант поднялся с пола. Отряхнул одежду, ладони. Подошёл к Рэйвен. Неспеша, с нарочитой ленцой в движениях. Конечно, он мог броситься в погоню за ускользнувшей добычей, пока та не ушла слишком далеко, мог сделать так, как советовала девушка. Но почему-то медлил.
— А может, нам никого не ждать? — Эрик прищурился, широко улыбнувшись, глядя лже-Пташке глаза в глаза. — Уедем. Сейчас. Скажем Чарли, что охота провалилась. Пусть думает, что хочет. 
Чарльз — не Мать Тереза, и его друг — далеко не архангел Михаил, готовый с огненным мечом вставать на защиту всех сирых и убогих, только лишь потому, что в их плоти и крови тоже дремлет заветный ген. Эрик, проведя всего несколько дней среди других мутантов, утвердился во мнении, что нуждается в помощи подобных себе — и потому не хотел связываться с теми, кто сам этой помощи был, на его взгляд, недостоин. А сейчас он предалагал Рэйвен невозможное: солгать брату. Врать телепату — вообще на редкость сомнительное предприятие. Но Леншерр уже успел узнать Ксавьера. Он не будет копаться без крайней нужды в мозгах тех, кому доверяет. Ведь это аморально. Это неэтично.
«И, к тому же, ужасно глупо».

+1


Вы здесь » Дети Атома » Новый рубеж » 20.05.1962, Портсмут, США. Миссия невыполнима


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC